Илья Васильев: «У меня нет таланта петь под фанеру»

09.02.2011 15:51

Он приехал в Москву, не сказав о своих планах даже самому близкому другу. Он получает второе высшее образование и «зажигает» на столичных концертных площадках. У него заводной репертуар и свои отношения с гламурными тусовками. Сегодня наш гость – певец, исполнитель «осовремененного фолка» Илья Васильев.

– Илья, ты – финалист телепроекта «Секрет успеха». До тебя никто из твоих земляков не становился финалистом престижных музыкальных шоу на центральных каналах. Ты решил-таки доказать, что «вятские – хватские»? Как пришли мысль и желание пробиваться в шоу-бизнес?

– Кстати, у упомянутой пословицы есть своё продолжение, которое не все знают: «Вятские люди хватские – семеро одного не боятся!» Ну, а возвращаясь к вопросу, честно говоря, когда шел в отборочный тур, ещё не думал, что буду представлять Кировскую область, Вятку, как теперь её всё чаще стали называть. Главное – хотел заявить о себе. Я давно хотел проявить свои творческие амбиции, а в своём городе достиг определенных вершин, «упёрся в потолок».
И вот однажды понял – если сейчас себя не проявлю, потом будет мучительно больно за бесцельно прожитые годы, как ни банально это звучит. Я приехал в Москву, подал заявления в 4 музыкальных вуза, во все поступил, а учиться начал в Гнесинке – академии имени Гнесиных. И вот через полгода пошёл на кастинг. Дался он очень нелегко: при морозе минус 20 градусов мы часов 6 стояли в очереди в Лужники.

– И чем же ты сразил взыскательное жюри?

– Песней «Вдруг как в сказке скрипнула дверь…». Она вообще для меня является знаковой – В Кирове с ней я выиграл конкурс «Золотой граммофон на Вятке», она близка мне по духу и как-то ведёт меня по жизни.
В первом туре «Секрета успеха» я исполнял её с элементами танца. Знаете, это напоминало Фросю Бурлакову – вприсядку из-под рояля… В общем, эта моя композиция понравилась членам жюри, в первую очередь Тиграну Кеосаяну.

– Ваши отношения складывались весьма драматично…

– Тигран – личность харизматическая, эпатажная и авторитетная, к его мнению прислушиваются. Действительно, с самого начала у нас завязалась эдакая перепалка, чувствовался такой элемент противостояния и даже состязательности.
Я понимал, что на всех шоу нужен такой персонаж из серии «оторви и выбрось» – который, видимо, организаторы увидели во мне. Кроме того, у меня тоже есть и мнение, и характер. И если я был не согласен – не отмалчивался!

– Один из членов жюри, Валерий Гаркалин, звал тебя к себе на учёбу?

– Да, впоследствии. На конкурсе он отметил мои артистические способности. Возможно, поэтому пригласил в ГИТИС на музыкальное отделение, которое он возглавляет. После окончания Гнесинки, я, возможно, продолжу образование по театральной стезе – учиться никогда не поздно.

– Думал, что «успешен» на «Секрете успеха»?

– Честно? Было такое предчувствие. Тем более оно крепло, когда раз за разом я проходил отборочные туры, а их было около 10-ти. В отборе участвовало 10 тысяч человек, из которых всего 12 стали финалистами. А дальше нас отсеивали по одному человеку. И с каждым разом всё больше становился груз ответственности, я начал понимать, что за мной мой город, моя Вятка, Гнесинка…

– Тебе было всего 25, когда Аркадий Арканов вручил тебе приз за первое место в номинации «эстрадный вокал» на международном конкурсе «Ялта – Москва – Транзит». Как далась победа?

– Для меня это очень судьбоносный конкурс, хотя было всего 2 эфира: финал и гала-концерт. Что замечательно – я сам мог выбирать репертуар. И выбрал песню «Пчёлочка златая», которую переработал на свой лад, под рок-н-ролл, с «закосом» на Элвиса Пресли.
На конкурсах мне всегда хочется что-то доказать и для себя, и для других. Я поймал кураж, был абсолютно органичен, зал меня поддержал, и поскольку конкурс был не только музыкальным, но и эстрадно-юмористическим, то меня и отметили за синтез этих составляющих: с одной стороны, музыкально, с другой – весело и смешно. Кстати, эту песню я «унаследовал» у замечательной певицы и артистки Надежды Бабкиной, ещё когда выступал в финале «Секрета успеха»

– Как это вас судьба свела?

– Идея спеть в финале дуэтом с Надеждой Бабкиной принадлежит талантливейшему музыкальному режиссёру второго канала Сергею Широкову. Я ему очень благодарен!
Сначала я испугался, честно скажу. Знал, что эта женщина обладает колоссальной энергетикой и чарами, многие сравнивают её с танком (в хорошем смысле). И ещё есть выражение: «попасть под хоровод «Русской песни»… Имея всю эту информацию, я робел.
Изначально мы должны были спеть очень протяжную казачью песню. Но я уже для себя выделил из репертуара Бабкиной этот русский рок-н-ролл, «Пчёлочка златая».
И вот мне назначили встречу в театре «Русская песня». Пришлось ждать больше часа – Надежда Георгиевна готовилась к концерту. Дождался, ведь эту артистку можно ждать целую вечность. Что я ей и сообщил. Думаю, это её подкупило, и она позвала съездить с ней на концерт.
По пути она предложила порепетировать. Вот так впервые мы и сделали прогон песни – прямо в машине. Потом был концерт, я из-за кулис наблюдал, как она работает. И вдруг где-то на втором куплете Надежда Георгиевна стала вызывать меня. Сердце у меня ушло в пятки, но если зовут – надо идти. Это выступление стало нашей генеральной репетицией. Другого времени не было, и она дала мне шанс прогнать песню со всем коллективом! За это я ей очень благодарен! Все участники проекта виделись с содуэтчиками только мельком. А мы с Бабкиной встретились на финальном концерте уже добрыми друзьями. Она всё время говорила: «Илюха, давай, мы отожжём, потому что наше творчество нужно людям». Это придало мне уверенности, и выступление было очень удачным.
После этого я бывал на выступлениях её театра, учился у Надежды Георгиевны, и она даже брала меня в тур по городам Подмосковья. Хочу сказать, что она – великая артистка, но при этом демократичная.

– В Интернете пишут, что свой балет «4 Василисы» ты увёл от Бабкиной…

– Не совсем верная информация. Хореограф из театра Бабкиной действительно ставила нам номера, но исполнительницы были извне. Попробуй я уведи кого-то из театра Бабкиной!..

– Также в «Сети» упоминается, что ты – бронзовый призёр Дельфийских игр. И на этом точка. Расскажи подробнее, когда и за что получил награду.

–Дельфийские игры – это состязание в области искусства: по театральному направлению, музыкальному, инструментальному и так далее. Проходят они ежегодно.
Я на конкурс поехал ещё из Кирова. Это был год юбилея Победы, поэтому обязательной была песня военной тематики. Вторая – на выбор участника. И тут опять у меня «Вдруг как в сказке…», что называется, «стрельнула». Думаю, мне помогла моя непосредственность и искренность – эти качества я стараюсь в себе культивировать. А, кроме того, сама русская песня сейчас на взлёте.

– Какое-то время ты входил в новый состав группы «Доктор Ватсон». Проект, что называется, на слуху. Но ваши пути разошлись. Вопрос об этом отрезке твой жизни: как зашёл и почему ушёл?

– Шёл за самореализацией: раскрутка нужна любому начинающему артисту, а брэнд «Доктор Ватсон» очень известен.
На одном из кастингов присутствовал Георгий Мамиконов, это художественный руководитель и один из солистов «Доктора Ватсона». Во мне он увидел перспективу. Так я вошёл в четвёрку.
Это очень позитивный опыт – ансамблевое пение. С одной стороны, ты не один в фокусе внимания, и можно что-то скрыть. Но есть и обратная сторона – всё должно звучать, нужна синхронность в движениях, чувство локтя.... Но я понял, что пение в ансамбле – не моё. Я привык отвечать за себя.

– Ты сказал «нет» ещё одному проекту – мюзиклу «Красавица и чудовище». В чём причина – звёздная болезнь, неуверенность в успехе проекта, усталость?..

– Там другие причины. Во-первых, надо было бросить учёбу. Репетиции идут не меньше трёх месяцев, и этот процесс отнимает абсолютно всё свободное время. Я тогда был на 3-м курсе, и бросать Гнесинку не планировал. Плюс я понимал, что в сольной карьере даже по чисто экономической целесообразности я смогу добиться большего.

– При этом у тебя всегда была активная гастрольная жизнь. «Хвостов» много было? И как оценивали преподаватели твою деятельность, ведь многие не приветствуют, когда студенты «куют карьеру», не получив диплома…

– Действительно, в театральных вузах с этим очень строго. У нас проще. Мой педагог по вокалу – Валентина Легкоступова. Мы сразу нашли общий язык, она увидела во мне народную жилку и решила её взращивать. Она сделала такой мини-проект «Легкоступова и ученики», где одно из отделений сделано силами её студентов. Это благородный жест, когда педагог сам уступает своё концертное время для практики студентов.
Ни одной задолженности у меня нет. Возможно, даже будет «красный» диплом. Сейчас у меня в процессе письменная работа. Я взял творчество композитора-песенника Пономаренко (это автор «Оренбургского пухового платка» и вообще многих песен из репертуара Зыкиной). А тема называется так: «Певец русских берёз». Так что она близка мне по духу.
Я всегда заявлял, что я противник засилия западной эстрады. В то же время я сочетаю её с нашей, обыгрываю, и получается что-то интересное. Например, «Секс-бомб» Тома Джонса сделана под баян, балалайку и жалейку. В общем, я экспериментировать начал на 1-м курсе. Поначалу педагоги отнеслись настороженно, а сейчас привыкли к моему амплуа и даже говорят, что я счастливый человек, потому что с первого курса выбрал своё лицо.

– Мы как-то сразу и глубоко ушли в тему творчества. Давай «припадём к истокам». Расскажи кратко о детстве, отрочестве и юности Илюши Васильева…

– Я родился в музыкальной семье. Мама – педагог по фортепиано. У деда был абсолютный музыкальный слух: не зная нотной грамоты, он мог сыграть что угодно – вплоть до концертов Чайковского. И более того, один из моих старших родственников был аккомпаниатором у Александра Вертинского.

– !?!

– Да, это действительно так. В общем, все предпосылки заняться музыкой у меня были, и в «музыкалку» меня отдали в 4 года. Но мама никогда не думала, что я буду певцом.
Учился я в гимназии с углублённым изучением английского языка, что мне сейчас тоже очень помогает. Школа у нас была очень творческая: нон-стопом шли КВНы, «Алло, мы ищем таланты» и т.д. В 1-м классе я прочёл объявление о таком вот конкурсе и сказал маме, что буду петь. Для неё это стало полной неожиданностью. И я пел – песню «Ланфрэн-ланфра», плохо выговаривая слова… А девочка, которая вела концерт, не могла выговорить название фильма «Гардемарины, вперёд!». И получилось вдвойне смешно. После этого понеслось – я выступал в гимназии просто везде.
Мне нравилось, что на меня обращали внимание. Даже на концертах в Кировской филармонии, когда приезжие артисты-звёзды вызывали кого-то из зала на сцену, я бежал сломя голову.

– Непонятно: имея к концу школы и музыкальную наследственность, и опыт выступлений – как ты оказался на факультете менеджмента?

– Решение было принято сознательно, коллегиально с мамой. Мы решили: в музыку я смогу прийти немного позже, а сначала нужно получить «мужскую» профессию. Хотя я не понимаю, будучи уже певцом и ведущим, чем эти профессии менее «мужские», чем экономист в офисе…

– А почему остался на родине, не поехал покорять Москву?

– В выпускном классе меня послали за рубеж на языковую практику. Год я жил за границей. И когда приехал, то сразу уезжать на учёбу было, что называется, не в жилу. И я очень рад, что первое образование получил не в музыкальной сфере. Не хочу сказать за всех, но певцы, как правило, особенно начинающие, однобоко развиты. Даже в своей профессии они не знают, к примеру, историю музыки, классиков и их произведения…
Учиться по первой специальности было нелегко – спрашивали с нас очень строго. Я учился на бюджетном отделении, и мне приходилось вкалывать.
Я был участником команды КВН, пел, выступал каждый год на «Студенческих вёснах». На 5-м курсе меня пригласили на работу в Департамент культуры и искусства администрации Кировской области. В вузе мне пошли навстречу и разрешили писать диплом, не посещая занятий, и только сдавать госэкзамены в конце года – так я стал самым молодым специалистом в администрации.
Складывалось всё неплохо: годам к 60-ти (или даже раньше) я бы заработал пенсию, льготы и всё такое… И тут решил, что настал момент реализоваться. Было лето, жара 30 градусов, я сидел с какой-то программой для концертных учреждений – и вдруг мне больше всего захотелось уехать. Но я закончил работу, а потом попросил отпуск и, не сказав никому, поехал в Москву.

– Есть мнение, что люди делятся на «чайников» и «кофейников» по бакалейным пристрастиям, а ещё – на «москвичей» и «питерцев», независимо от места рождения и проживания. Каков твой выбор в каждой из этих пар?

– Однозначно чайник (но не в новом переносном смысле «новичок», «дилетант»). И скорее отношу себя к санкт-петербуржцам, питерцам (и это не дань нынешней моде и политическим тенденциям).

– Комфортно ли тебе в Москве?

– Да, очень. Есть расхожее мнение, что москвичи заморочены на себя, а питерцы – более культурно развиты. Возьму на себя смелость сказать, что это не так. Хотя многие считают, что Москва портит и меняет людей, что они не видят дальше своего круга и себя, я считаю, что в Москве нужно быть как можно более естественным. Это помогает общению с людьми и развитию творческой карьеры. Пока ты честен с людьми – они будут отвечать тебе тем же.

– И что, это работает?

– Это обезоруживает. Надо уметь слушать людей. И ещё – надо здороваться со всеми, кто на тебя смотрит, с кем ты контактируешь: с продавщицей, дворником и т.д. Это тоже обезоруживает. Особенно в шоу-бизнесе. Здесь все уже пресыщены скандалами, интригами, расследованиями. Поэтому открытые искренние люди – как оазис и отдушина.

– А для тебя в чём отдушина?

– Первое – это дом и мама. В прошлом году мы, наконец, обзавелись жильём в Москве, и я перевёз маму. Второе – это творчество. И третье – друзья. Я не посещаю чересчур гламурные тусовки – это не по мне. Надо создавать свой мир и общаться с теми, кто тебе нравится. Нужные контакты придут во время работы.

– На одном из сайтов размещён твой юмористический райдер. В частности, о том, что машина, предназначенная для твоего сопровождения, навсегда остаётся у артиста. А если без шуток – каков твой райдер?

– Есть ещё требование: в помещении, где выступает Илья Васильев, воздух должен пропускать звуковые волны. Это действительно важно.
А вообще как минимум мне нужна аппаратура и радиомикрофон. Часто приходится работать на корпоративах, и в этом случае подстраиваешься под технику, которая есть на площадке.
В своё время я работал на оборудовании, которое с послевоенных лет сохранилось, где на шнуровых микрофонах надо было ещё найти угол контакта, чтобы он работал. С тех пор у меня привычка обматывать шнур вокруг кулака.
Всё остальное неважно, все эти цветы, минеральная вода, коньяк. Кстати, я взял правило – ни грамма алкоголя перед выступлением.

– А во время?

– Ни в коем случае. Я приемлю только естественный кураж – который появляется от контакта с залом.

– Это правда, что ты поёшь только «живьём»?

– Да. Просто я не умею петь под фонограмму. Считаю, что это отдельный талант, которого у меня нет. Поэтому мне сложно выступать на шоу, где применение фонограммы обязательно. Ещё важный момент – мои выступления основаны на общении с залом. А тут «фанера» просто невозможна.

– Сколько качественных «живых» выступлений можно дать, скажем, в месяц?

– Можно хоть 3 раза в день. Эту тему мы не раз обсуждали с Валентиной Легкоступовой. Она рассказывает, что в советское время давали по 3 концерта в день с переездами. Другое дело, что к артистам приставляли массажиста – мышцы немеют, хотя голосовые связки работают.

– Как появляются оригинальные трактовки твоих песен?

– Я не занимаюсь изготовлением аранжировок, потому что считаю: каждый должен заниматься своим делом и профессионально. Но все идеи переработок точно мои. Когда иду к аранжировщику, точно знаю, что надо сделать. В итоге получается коллективное творчество!

– И каков он, стиль Ильи Васильева?

– Это усовершенствованный фолк с элементами рок-н-ролла, рока, попсы, рэпа с добавлением танца, театрализации и инсценировки. Всё это – «Васильев и Василисы». Девочки способствуют тому, что я делаю на сцене, поскольку это – общение. И если я пою про «восемь девок, один я» – вокруг должны быть девушки. И вообще, это свойство моей натуры – люблю я женщин.

– Каких? Наверно, запросы высоки, ведь ты – самый завидный жених Кировской области по версии «Комсомольской правды»...

– Сейчас в девушках я ищу набор определённых качеств. Первое – внешние данные, поскольку мужчина любит глазами. Затем остроумие, это очень редкое качество у девушек. Оно выявляет ум – остроумный человек не может быть глупым. На третьем месте сексуальность, хозяйственность и понимание моей профессии. Творческий человек всегда в центре внимания, и нужна женская мудрость, чтобы это принимать.

– Ты участвовал в передаче «Званый ужин» на телеканале РЕН-ТВ. Ты действительно любишь готовить? Или это – пиар-ход?

– Всё вместе. «Хлеба и зрелищ»!!! Мне нравится быть на виду – а гостей надо было развлекать, и даже можно было показать эстрадный номер. Готовить я тоже очень люблю, кулинария – это творчество и импровизация. И, конечно, пиар. Я вообще считаю, что человеку артистических профессий не стоит пренебрегать ничем. К примеру, сейчас я рассматриваю возможность участия в передаче «Давай поженимся» в качестве жениха. Почему нет?! Единственное, куда не пошёл – так это на «Доме-2».
А на «Званом ужине» у нас сложились прекрасные отношения. Из множества рецептов я выбрал солянку-быстрянку, сёмгу под шубой и яблочный десерт. Всё это я сделал в русском стиле, встретил гостей в стилизованном костюме и с клюквенной настойкой. И вечер сразу задался. Всё-таки клюквенная настойка «connecting people».
«Званый ужин» вывел меня на ведение рубрики «Полезные советы». Это – часть «Доброго утра» на 1-м канале, и там я тоже готовлю.

– Ты производишь впечатление человека весьма самодостаточного. И всё же, с кем дуэтом ты хотел бы спеть?

– Главный мой дуэт на сегодняшний момент – дуэт с Бабкиной, это я могу точно сказать!
Вообще по жанру, духу и энергетике мне ещё очень близка Марина Девятова. И с Пелагеей я бы спел, я очень уважаю её творчество.
Совершенно точно о дуэте с мужчиной не мечтаю, я люблю женщин – о чём уже говорил. Сейчас я выступаю с прекрасной аккордеонисткой, зовут её Мария Селезнёва. Она – финалист Кубка мира по аккордеону и прекрасно владеет инструментом. У нас прекрасный творческий тандем, можно уже сказать, что дуэт состоялся. В итоге получается весело, задорно, по-русски и необычно.

–По-твоему, что надо уметь, знать и хотеть мальчикам и девочкам для достижения карьеры, в частности, музыкальной?

– Прежде всего, стремиться к тому, к чему есть предрасположенность. Как только человек находит своё предназначение, свой путь, ему сразу даётся очень многое. Я это испытал на своём примере.

–А чего избегать?

– Соблазнов. В современном мире их великое множество. Я не скажу, что я идеален, не хочу быть нравоучителем. Но надо уметь держать себя в норме: алкоголь – умеренно, от сигарет лучше подальше и категорическое «нет» наркотикам.
И главное – быть честным с самим собой. Пока ты не идёшь на сделки со своей совестью, пока тебе самому себя не за что упрекнуть – ты на правильном пути.

Сейчас Илье Васильеву аккомпанирует Мария Селезнёва–Что в ближайших планах?

– Очень много корпоративов. Думаю, 23 февраля будут выступления на площадках, которые по заказу мэрии Москвы организует «Концертная дирекция».
А ещё я ищу материал для участия в отборе на Евровидение, мне очень хочется в нём поучаствовать.
Кроме того, сейчас собирается материал на диск. Я наконец-то нашёл очень талантливых авторов. Один из них, Игорь Русских, написал песню «Зазноба» – она сейчас звучит на радиостанциях.

–Участвуешь ли ты в каких-то благотворительных проектах?

– Убеждён, что артисты должны работать не только за деньги. Недавно прочёл, что 10% от дохода надо отдавать нуждающимся, на благотворительность – это стимулирует финансовое благополучие. Поэтому я участвую в благотворительных выступлениях. Например, уже 3 года – в ежегодном фестивале искусства для людей с ограниченными возможностями «Я – такой же, как ты!». Я бы вообще их так не называл «людьми с ограниченными возможностями». Они одарены, и свои способности развивают порой лучше, чем это делают здоровые люди.

–Есть ли профессиональная и жизненная цели настолько большие, что они уже граничат с мечтой?

– Это покажется тщеславным, но есть цель добиться большой популярности, но не для удовлетворения своего эго, а чтобы нести некую искру, если хотите – «разумное, доброе, вечное». Хотелось бы везде и всегда выступать вживую. Хочется, чтобы в нашей стране закон об использовании (точнее, неиспользовании) фонограммы вступил в силу, и на афишах честно и крупно писали, что выступление пройдёт под запись. Хочется, чтобы артисты были честны со своими зрителями. Ну а я постараюсь внести свою лепту в это дело!

Фото предоставлены Ильёй Васильевым
Беседу провела Оксана Муравьева


 

Календарь

Сегодня: 22.08.2013 Время: 22:53
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Не все поля формы заполнены корректно!



Не все поля формы заполнены корректно: