Пелагея: «Я слушаю бабушек - поют они круто!» (онлайн-конференция)

21.12.2010

На сайте «Молодежная Москва» прошла онлайн-конференция с одной из самых ярких звезд отечественной эстрады Пелагеей. Музыкальный эстетизм, энергетический напор, затейливость гитарных запилов, барабанной дроби, синтезаторных сладостей и вокальных упражнений... Этнический рок «Пелагеи» — подлинное украшение в русском сегменте world music. Причем это касается не только отменных, с чувством стиля и меры, трактовок известных народных песен, вроде «Ой, да не вечер», но и всех авторских сочинений.

Фото

Видео

В.: – Дорогая Пелагея! Хотелось бы поблагодарить тебя от всего «Молодежного информационного кольца Москвы» за то, что ты согласилась ответить на вопросы посетителей нашего портала. Хочу воспользоваться служебным положением и задать вопрос, который интересует лично меня. На твоем сайте было размещено приглашение на благотворительную акцию «Душевный базар». Это случайный зигзаг в твоей нетворческой деятельности или это какая-то последовательная позиция?

О.: – Я считаю, что мы должны больше внимания уделять вопросу благотворительности. Это прекрасно, что существуют такие мероприятия, на которые можно прийти всей семьей. Кстати, на «Душевном базаре» было много детей. Думаю, что подобные акции играют и воспитательную роль. Надеюсь, что, повзрослев, ребята также будут заниматься благотворительностью. Конечно, на Западе в этом плане все проще - люди не стесняются делать добрые дела. Наша страна тоже к этому идет. Что касается группы «Пелагея» – мы в своем выступлении на «Душевном базаре» пытались помочь мальчику, болеющему раком. Историю этого ребенка можно посмотреть на нашем сайте. Все деньги, вырученные от продажи дисков, мы передали родителям ребенка.

В.: – Мне кажется, с этим очень тесно связано понятие патриотизма. Не могу не затронуть последние события, произошедшие в столице. Я имею в виду побоище на «Манежной площади». Как ты считаешь, что нужно сделать, в частности, людям творческим - лидерам мнений молодежи - чтобы этот кошмар не повторялся?

О.: – Если бы я знала, как нужно поступать, то, наверное, пошла бы в политику и повела за собой людей. В этой ситуации я нахожусь в недоумении. Мне кажется, все люди должны придерживаться кодекса человеческих прав вне зависимости от национальности. Нужно вести себя уважительно по отношению к другим людям. Тем более, если мы говорим о такой многонациональной стране, как Россия. Наша обязанность - сделать спокойной нашу прекрасную столицу. Мы живем не в каменном веке, чтобы решать конфликты с помощью агрессии. Понятно, что без поддержки Правительства Москвы, Правительства России обычным людям сделать это не под силу, но, прежде всего, инициатива должна исходить от нас самих.

В.: – С какими ты сама столкнулась трудностями, когда приехала в Москву? Тебе ведь приходилось учиться экстерном?

О.: – Приехав в Москву, я хотела попасть в школу № 1113, но там не было мест. Мне предложили за месяц сдать экстерном школьную программу 6 класса и пойти сразу в 7-й. Я все это исполнила, доучилась до 10 класса, потом опять ушла в экстернат – захотелось поступить в ГИТИС. Надо сказать, что я всегда любила учиться и очень ответственно подходила к учебе. Правда, это касается только гуманитарных предметов - с точными науками я никогда не дружила. Мы, видимо, слишком разные...

В.: – А твое, можно так сказать, врожденное чувство ответственности сильнее чувствуется в обыденной жизни или в творчестве?

О.: – Чувство ответственности – это, скорее, черта моего характера. Я ко всему и всегда подхожу ответственно. К примеру, ненавижу опаздывать. Что касается ответственности в творчестве, со мной это не раз играло злую шутку. Порой перед концертом настолько волнуюсь, что голос пропадает. Это связано с тем, что я зачастую ставлю себе слишком высокие планки...

В.: – Тем, кто находится рядом с тобой - тем же членам группы - такой перфекционизм осложняет жизнь?

О.: – Он на все простирается, поэтому я ребят из группы порой «достаю». Ворчу: «Ну что вы опять курите, остановились посреди тайги, давайте, поехали быстрее». Но они терпят...

В.: – Сколько в твоем творчестве авторских композиций?

О.: – Я не пишу песен. Тот авторский материал, который вошел в альбом «Тропы», создан двумя людьми: Пашой Дешурой, который написал музыку, и моей мамой Светланой Хановой – она является автором текстов. Когда у нас появились авторские песни, был страх, что у меня это может не получиться. Но вроде ничего... Возможно потому, что их написали два моих ближайших человека. Надеюсь, мне удается передать мысли авторов. В народных же песнях я себя чувствую, как в каком-то намоленом помещении. Они несут в себе мощнейшую энергетику. Та же песня «Любо, братцы, любо» - пою ее много лет и каждый раз меня всю "мурашит".
Мое же творчество ограничивается вокальными историями. Кстати, мама до сих пор исполняет роль моего педагога. Безусловно, есть какие-то моменты, которыми она не владеет, поэтому я не оставляю мысли поучиться где-нибудь в Лондоне. Еще я с удовольствием начала бы брать уроки вокала по джазовому пению. Мне хочется овладеть разными жанрами, манерами исполнения. Достигаю этого специально: стараюсь слушать бабушек, которые очень круто поют, пытаюсь полностью их пародировать. Снимаю всю технику прямо ноль-в-ноль, потом, естественно, после моей обработки, она немного меняется. Это интересный и достаточно сложный процесс. Так, к примеру, мы делали программу «Сибирский драйв», в которую вошла этническая композиция, где было более 10 цитат из песен разных народов мира. Я слушала весь этот материал в очень большом количестве.

В.: – Музыкальная история какой страны тебе кажется наиболее перспективной, а какой - наиболее близкой?

О.: – Я, если честно, не очень представляю, какой будет музыка через несколько лет, что будет популярно и востребовано. Что касается гармонического, мелодического строя, который меня цепляет - то это, безусловно, балканская музыка, мне она кажется очень красивой. Болгарские, сербские народные песни, славянские традиции.

В.: – Несколько поклонников прислали один и тот же вопрос: «Пелагея, какой у тебя размер обуви?». Наверное, хотят тебе преподнести какие-то царские черевички.

О.: – Я стандартная – ношу 38 размер обуви.

В.: – Если говорить о планах: «Когда в Москве и в Питере будут ближайшие выступления Пелагеи?»

О.: – 7 января в Москве, 13 - в Питере. Мы готовим программу-сюрприз на эти два концерта: думаю, в этот раз все будет немножко по-другому, по-рождественски.

В.: – Прочитаю следующее послание, очень уж нравится строй: «Уважаемая Пелагеюшка, когда можно ждать ваш концерт в Украине?»

О.: – Это случится буквально в следующем году. Мы хотели сделать концерт в январские праздники, но не получилось... 

В.: – Есть ли для тебя какая-то знаковая фигура в творчестве?

О.: – Это, конечно же, моя мама. И не потому, что она мой родитель, которого я должна почитать и слушаться. Дело в том, что мне очень комфортно и понятно, как работать с этим человеком. Я безоговорочно доверяю ее вкусу. Она всегда видит на шаг или на два вперед, что, собственно, и есть залог успеха. Очень здорово, что Господь поместил меня именно в эту семью и дал нам возможность вместе сосуществовать. Думаю, что и ей со мной гораздо легче. Плюс ко всему, у нас есть Паша Дешура, который тоже уже стал членом семьи Хановых. Я отношусь к нему как к брату. Мы вместе развиваемся, растем...

В.: – Мне очень нравится твой термин «разлюля малина» Как ты думаешь, почему появляется так мало чего-то настоящего на нашей эстраде? Не пускают?

О.: – Мне кажется, нужно искать причины в себе. Многие ли из нас, когда хотят послушать музыку, включают Вагнера или Шнитке? Нет, это музыка с большой буквы, в нее нужно погружаться, она не может быть сопровождением наших обыденных дел. Нельзя слушать Шнитке и мыть посуду. Думаю, что именно этим руководствуются директоры крупных радиостанций, когда говорят что вот это - формат, а это - вне формата. Сейчас считается, что формат - это то, что не ранит нашу душу. Если показывают по TV, как кого-то «мочат» - это нормально, мы давно привыкли к таким кадрам. А если мы говорим о какой-то песне, где пробивается слеза... Допустим, у нас есть песня «Мамина Bossa Nova». Мы приносили ее на радиостанции и нам отвечали: «Нет, это слишком грустно...». 

В.: – А планируешь ли ты записать диск с романсами?

О.: – Я давно хочу сделать романсовую программу. Если у нас дойдут до этого руки, то хотелось бы показать широкую палитру романсов. Можно будет развернуться, все прочувствовать. И наконец-то меня никто не будет обвинять в том, что я еще мала. Когда я пела романс «Я ехала домой», маму все обвиняли, что она заставляет ребенка исполнять взрослые песни. Как же маленькая девочка может петь о том, чего она не может прочувствовать? Надеюсь, теперь все скажут, что я понимаю, о чем пою. Или, может, для этого нужно покраситься? (Смеется, показывая на свои белые локоны - прим. ред.) Наверное, опять найдут, к чему придраться.

В.: – Девять из десяти моих знакомых, которые «обезображены» каким-либо музыкальным образованием, говорили о том, что посещали музыкальную школу из-под палки. Тебе удалось избежать этой участи?

О.: – Нет, этой участи я тоже не избежала: после 7 класса закрыла крышку фортепиано и больше к нему не прикасалась, словно ластиком все из памяти стерла. А вот с занятиями вокалом у меня никогда проблем не было. Я певица, но не пианистка. С другой стороны, сейчас об этом жалею. Планирую возобновить занятия - хочу, чтобы инструмент мне помогал в каких-то гармонических моментах.

В.: – Если говорить о разных требованиях - есть ли райдер у Пелагеи?

О.: – Безусловно, технический и бытовой. В бытовом у нас все более чем скромно. Никаких «Hennessy», золотых унитазов, белых цветов, «M&M's» без орешков... С техническим все гораздо сложнее. Группа «Пелагея» оставляет за собой право не выходить на сцену, если что-то не выполняется. И дело тут вовсе не в наших капризах или амбициях - просто зачастую невозможно сыграть качественный живой концерт в тех залах и на тех аппаратах, которые предоставляют организаторы.

В.: – У тебя есть представление о том, кто твой зритель?

О.: – Это нечто о восьми головах, мои зрители такие разные. Во-первых, зритель меняется с годами: раньше было повальное количество пожилых людей. Потом была создана группа «Пелагея». к которой зритель не был готов - они ждали маленькую девочку, которая будет петь песни максимум под баян и без микрофона. А тут она выходит в сопровождении гитар, барабанов... Они, конечно, были в панике и требовали вернуть им привычную Пелагею. А сейчас на наших концертах все больше молодежи, очень много стало мужчин. Они совсем по-другому все воспринимают и очень часто плачут. Также родители приводят на выступления маленьких детей. Не знаю насколько это правильно, у нас там все так гремит... Но, наверное, они таким образом хотят воспитать в своих чадах национальную идею. Здорово, если мы в этом им помогаем.
Вообще сейчас артистам сложно, кризис ведь не закончился. Залы пустые... У нас, слава Богу, такого не было. Я понимаю, что дело не в том, какие мы замечательные, а в том, что людям нужна какая-то «подушка безопасности» в чувстве уверенности в прекрасности своей страны. Мне кажется, что нашему народу это очень важно. Ведь на самом деле Россия богата не только березками, но и культурой. В наших силах все это возрождать: рожать новых поэтов, спортсменов и воспитывать их в любви к своей стране. Наша страна огромная, многонациональная и нужно, чтобы мы все друг друга любили, только тогда мы будем непобедимы. Иначе это будет много маленьких кучек, которые друг другу не нужны, да и себе тоже.

В.: – По тому, как ты говоришь, легко догадаться, что ты много читаешь. Что ты сейчас читаешь и вообще есть ли у тебя любимая книга?

О.: – Я недавно в четвертый раз перечитала «Мастера и Маргариту» и поняла, что это мое любимое произведение. В разное время оно по-разному на меня действует... Вообще я сейчас нахожусь в состоянии перечитывания книг, которые забыла. Хочу перечитать «Сто лет одиночества» Маркеса. Помню, что это произведение произвело на меня большое впечатление и буквально «вскрыло» мозг. 

В. : – Раз уж мы перешли к «анкетному» общению, давай поддержим эту стилистику. Личный вопрос: Как тебе удается так хорошо выглядеть?

О.: – Я немного устала после последнего тура и вот уже четыре дня в Москве только и делаю, что ем. Скоро, наконец, перестану влезать в джинсы и опять придется много делать для того, чтобы хорошо выглядеть. Что касается безупречного внешнего вида, все очень просто: нужно заниматься спортом, кушать полезные продукты, не кушать вредные, но вкусные вещи... Ну, и мазать себя всевозможными кремиками.

В.: – Есть ли любимый фильм?

О.: – Я буквально вчера посмотрела «На последнем дыхании» Годара с Бельмондо. Вообще хорошего кино немного, и для меня это в основном фильмы в стиле артхаус.

В.: - От тебя даже с экрана телевизора идет заряд позитива. Это врожденное качество или тебе нужно все-таки как-то работать над собой?

О.: – Нужно следить за тем, что ты транслируешь во внешний мир. Я давно придумала для себя историю, что каждый человек - это маленький заводик по переработке энергии и эмоций. Наша задача - переработать все, что в нас попадает, и выдать позитив. Если каждый будет об этом задумываться, то вокруг будет гораздо меньше насилия и негатива.

В.: – Вернемся к вопросам о музыке. Как ты считаешь, есть ли будущее у русского этно-рока?

О.: – Если бы я думала, что его нет, то не занималась бы этим. Хотя совершенно не думаю, будет ли это продаваться. Мне 24 года, я представитель молодежи, я никогда не жила в обрядово-деревенской атмосфере, однако мне все это интересно.

В.: – Тебя не так часто можно увидеть в телевизионных проектах. Коньки, цирки – тебе это неинтересно?

О.: – Что касается экстремальных историй, я этого не понимаю... Ну, сломаю я себе ногу, стоя на коньках - музыкантам в моей группе нечего будет кушать несколько месяцев, сорвутся концерты. Я просто выстраиваю правильные приоритеты. Главное для меня - это моя работа.

В.: – Ты уже решила, где будешь отмечать Новый год?

О.: - Надеюсь отметить его в Париже.

В.: – Подарки маме и мужу уже купила?

О.: – Мужу - да, маме - пока нет. Ей не так просто угодить, поэтому ждем ценных указаний.

В.: – Наступая на горло собственной песне, я завершаю нашу online-конференцию. Под занавес расскажи о том, каким был для тебя 2010 год?

О.: – Я спокойно выхожу на финишную прямую 2010 года. Это было очень приятное время, произошло много всего хорошего, позитивного. Надеюсь, 2011 будет еще лучше. Всех с наступающим новым годом!

 

Беседу вела Оксана Муравьева

Фото Анастасии Арефьевой

 

Календарь

Сегодня: 22.08.2013 Время: 17:07
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Не все поля формы заполнены корректно:

    Не все поля формы заполнены корректно!